Tags: патамуштостехи

китаетс

Гипоталамус рекс

Мне нравится вид обнажённого тела.
Люблю наблюдать, как твердеют соски,
И кожи касаться рукою несмело...
А после, скучая, повыть от тоски...

Какие изгибы, какие лекала!
Манящий пупок (да, меня он манит!);
Моменты, когда нагота обжигала
Мой алчущий взгляд, как поток Персеид*...

Вот трепет ноздрей, вот - пушистой ресницы;
Мурашки по коже... У них бенефис.
Глаза, эти серые злые блудницы....
- А ну, прочь от зеркала, мерзкий нарцисс!!!




© я

[*]исправил название метеорного потока с Леонидов на Персеиды, а то люди пугаются
китаетс

Терапия инкогнита

Я ненавижу дифирамбы!
Мне не нужна нагая лесть!
Прошу в дальнейшем эту мелочь
Учесть.

Вниманье ваше - лишь формальность,
Вас не пленяет ритм и слог,
Вы часто по привычке вхожи
в мой блог.

Увы, напрасны все потуги...
Мозги протухли под фольгой...
За яйца взял костлявой лапой
Покой.

Раз я не стану акробатом
Шизофреничных рифм и слов,
Начну, пожалуй, постить сиськи
Котов.

© я
китаетс

Раннее постапокалиптическое утро

Наш организм падучий и пахучий;
Застыли в венах красные тельца,
И ликвор совершенно не текучий.
У всех. От Водолея до Тельца.

Кадавр метаболирует иначе,
Без мыслей, без стремлений и страстей.
Мозги найти - нелёгкая задача,
Народ не привечает нас, зомбей...

Еда нетолерантна к андрофагам,
Людишки разбежались по углам.
Пропахли катакомбы аммиаком;
Завалы, баррикады, копоть, хлам...

Доколе, братья?! "Жизнь" несправедлива!
Мы ждём от антрекота антраша,
А дичь подла, брезглива и глумлива,
"Лечить" нас норовит из "калаша"!

Объединим, коллеги, наши силы!
Единой массой двинемся вперёд!
За мной, тяжелодумные дебилы!
Сожрём их, инфернальный дохлый сброд!

Эй, жертвы, выходите на поверхность,
Завянете ж в подвалах от тоски!
Вся ваша жизнь - лишь мнимость, эфемерность...
В глазах темнеет... что я... о... Мозгиииии!..



© я
Louis - Ça va

Пестня про неизвестного поэта

Из костей и сухожилий
Состоит поэт Василий,
Сочинитель лимериков
Про котов и малышей.
Он упорен, он упорот,
Он душой и рожей молод;
Пишет сказки для детишек
Про собачек и мышей.

Тренирован, энергичен
И слегка метафизичен
Написатель мадригалов
Про синичек и коров.
Трижды выжимает гири,
Жрёт оладьи на кефире,
Режет правду, режет матку
Про сношение полов.

Из фольги он носит шапку,
Кроличью в кармане лапку,
Выдаёт с моралью басни
Про кротов и шалаши.
Но народ не знает Васи,
И живя в гомеостазе,
Не читает анекдотов
Про слона и камыши.

Тяжела жизнь графомана -
Он в плену самообмана
Тщится стать крутым поэтом,
Но в безвестности помрёт...
Вася серп и Вася молот,
Вася свеж и свежемолот,
Почитай, читатель, Васю,
Мирозданье всё учтёт....
китаетс

Ах, король!

Визжали мамзели, мальчишки глумились,
Пенсне уронил моложавый норвег;
Седые матроны снопами валились -
По улице голый шагал человек.

Он мерно ступал босиком по дороге,
Качался в такт поступи глянцевый уд.
Пузатый жандарм так и сел на пороге,
А дворники бросили скорбный свой труд...

"Позвольте! - воскликнул какой-то профессор, -
Как можно наш взор срамотой оскорблять?
Скажите вот вы, вы ж коллежский асессор!"
Асессор ответил: "Едрить твою мать..."

Тут повар промолвил: "Ни разу не порот..."
И тут же продолжил, жуя профитроль:
"Он голый, но гордо идёт через город...
Быть может, мужчина - какой-то король?"

"И верно! - поддакнул ему целовальник, -
Король же! И он, несомненно, одет!
Совсем гражданин никакой не охальник,
Родился к нему у меня пиетет!"

"Властитель! - слушок набирал обороты, -
Одет в каучуковый светлый сюртук!
Забрёл ненароком он в наши широты -
Такой незатейливый царский кунштюк!"

Жеманились дамы, мальчишки роптали,
Пенсне подобрал моложавый норвег;
Матроны тихонько друг дружке шептали:
"Пусть голый, но разве ж он не человек?"


© bolzen